«Молдаванское отродье» — история, которая не оставит вас равнодушными!

Под лестницей жила баба Шура. Если бы мы родились лет на 30 позже, то сразу бы вычислили, что баба Шура — вампир. Но тогда весь детский бестиарий ограничивался...

Под лестницей жила баба Шура. Если бы мы родились лет на 30 позже, то сразу бы вычислили, что баба Шура — вампир. Но тогда весь детский бестиарий ограничивался Красной Рукой, Гробом на колесах и Першингом-2 из газеты «Труд».

Официально у бабы Шуры была «легенда» — она работала официанткой в привокзальном ресторане. По другой версии, она нагло врала, а на самом деле трудилась там же посудомойкой. Тем не менее баба Шура возвращалась домой на рассвете и спала до вечера. Ближе к ночи она с осоловевшим от похмелья взглядом и в махагоновых тугих кудрях уходила, громыхая шлепанцами колотушками.

Днем мы ее никогда не видели. Разве что пару раз, и то в полуподвальном полумраке.  Не знаю, во что она плевала или из кого готовила, но карма послала бабе Шуре аварийную лестницу, тень от которой перечеркивала ее окно вместе с надеждой вздремнуть. Потому что по лестнице, подпертой между ржавыми ступенями, жестяными банками и чурками, балансируя, как цирковые эквилибристы, с грохотом гоняли полтора десятка обезумевших от летних каникул детей.

Из темноты до нас доносились сиплые вопли, орфоэпии и морфологии которых позавидовали бы Даль, Уэйтс и Шнуров вместе взятые. Баба Шура слала многоярусные проклятия, как перуанский шаман, и тарахтела в стекло. От страха младшие орали еще громче и, развернувшись на нижних ступенях, неслись обратно на второй этаж.

Пару раз, то ли не выдержав децибелов, то ли углядев жертву, рискнувшую сунуться в пещерное пространство за мячом, она выскакивала с победным кличем. В любую погоду в бигудях и пышных ватных трико нежного цвета. Завершал образ старинный лифчик а-ля подружка Шона Бонда Коннери. Такие бюстгальтеры шились на заказ из 4-х слоев сатина, потом крахмалились в холодной воде до состояния стояния.  Короче, Готье с корсетом в форме конусов для Молодой Мадонны просто жалкий плагиатор одесской швейки шестидесятых.

Но это были 80-е, и лифчик бабы Шуры в 3 ряда бельевых пуговиц на длинных петлях был такой же подуставший, как и ее рыхлые груди десятого размера. Баба Шура размахивала грудью и первым попавшимся под руки предметом — от скалки до колгот. Ни разу не догнала, но найденные или выхваченные мячи протыкала то ли клыками, то ли осиновым колом. Так продолжалось до рокового дня — 18 июля 1982 года.  Накануне Олегу из одиннадцатой квартиры купили игрушечный педальный автомобиль.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Понравилось? Поделись с друзьями:
Добавить комментарий