Лучший советский фильм? Конечно, «Старший сын»!

Удивительный фильм «Старший сын» — вот так, оказавшись ночью на улице, стучишься в первую попавшуюся дверь и находишь там свою Судьбу. И ведь чья-то незримая рука привела тебя именно...
Старший сын

Удивительный фильм «Старший сын» — вот так, оказавшись ночью на улице, стучишься в первую попавшуюся дверь и находишь там свою Судьбу. И ведь чья-то незримая рука привела тебя именно в этот двор со старенькими качелями, подвела именно к этой двери… Для того, чтобы ты вдруг, с бухты-барахты, окунулся в совершенно другую жизнь, научился чему-то, что-то понял, о чем-то вспомнил, о чем-то забыл.

Наверное, та же самая рука когда-то подбросила Виталию Мельникову, режиссеру фильма «Старший сын», пьесу молодого сибирского писателя Александра Вампилова, который, увы, не дожил до премьеры: в 1972 году он погиб в возрасте 34 лет.

Что и говорить, произведение Вампилова, так захватывающе и в то же время тонко поднимающее вечные вопросы человеческого общества — тему дома и семьи, любви и дружбы, неравных отношений и разность родства по крови и родства душевного, заслуживало экранизации. И особенно приятно, что произошло это силами великолепного режиссерско-актерского ансамбля.

Где эта улица? Где этот дом?

Дом, где живут главные герои — семья Сарафановых, — кажется родным и знакомым. Кажется, просто зашли в первый попавшийся дворик и начали снимать кино. Но все это — тщательно выстроенная и продуманная до мелочей действительность. Ради исключительной достоверности режиссер Мельников отказался от съемок в павильоне, а кучу времени потратил на поиски натуры.

Режиссер рассказывал: «Арендовали половину этого заброшенного дома на окраине Питера, обставили, как нам нужно, и таким образом, квартира Сарафановых была настоящей. И история, вроде бы сказочная, вдруг ожила как нечто совершенно реальное и вполне возможное, правдивое».

Откуда такое пристальное внимание именно к дому, к обстановке? Конечно, это завещание Вампилова.

Тема-метафора дома как символа мироздания — это излюбленная тема Вампилова, посредством которой он пытается выплеснуть всю свою боль мальчишки, выросшего без отца, ставя отношения отца и сына, пусть придуманных и ненастоящих, главной темой пьесы.

Возможно, некоторые считают, что Николай Караченцов недостаточно ярко показал эту внутреннюю трагедию Бусыгина, но мне кажется, что эти огромные бездонные глаза актера сказали все по максимуму, причем самое важное было сказано без слов.

Поздравьте меня, я опоздал на электричку

Герой Николая Караченцова Владимир Бусыгин — человек вполне среднестатистический и в то же время уникальный. Для чего он идет на обман незнакомых ему людей? Проявляя себя замечательным психологом, он рассуждает вполне логично:

«У людей толстая кожа и пробить её не так-то просто. Надо соврать как следует, только тогда тебе поверят и посочувствуют. Человека надо запугать или разжалобить».

Герой, по его собственному признанию, только «иногда посещает лекции — физиология, психоанализ», а очень зря — из него мог бы получиться прекрасный психолог.

Сначала особой симпатии персонаж Бусыгина не вызывает, но потом понимаешь, что его появление здесь, в этом дворе, в этом доме, в этой семье, неслучайно. Режиссер назвал героя Бусыгина «человеком-надеждой», ведь он явился как спаситель семьи: семья Сарафановых, и мы это понимаем, постепенно разваливалась на куски. Дочка выходила замуж за кого-то случайного в ее судьбе, только чтобы не остаться без пары, Васенька тонул в своей выдуманной любви, а сам Сарафанов испытывал внутренний ужас перед надвигающимся на него одиночеством.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Понравилось? Поделись с друзьями:
Добавить комментарий