Верьте детям, иначе — беда…

Мамы, верьте детям! Пожалуйста, верьте детям… Обвинить их во лжи и проявить все качества отменного педагога вы еще успеете — если ребенок на самом деле соврал. А сколько бед...

Мамы, верьте детям! Пожалуйста, верьте детям…

Обвинить их во лжи и проявить все качества отменного педагога вы еще успеете — если ребенок на самом деле соврал.

А сколько бед случалось с детьми только потому, что им не верили взрослые?

***

Никогда не забуду, как рыдала мать моего одноклассника, когда приходила в школу на «разборки». Его увезли на «скорой» и мальчишка выжил, но каким-то чудом. Потому что его — третьекласника — старшеклассники засунули меж двух огромных труб сзади школы, а перед этим — сильно побили.

Он жаловался родителям на то, что старшие мальчики требуют у него денег, а когда их нет — бьют, но родители отмахивались — не выдумывай!

-Я думала, он просто в школу ходить не хочет! — Плакала женщина,и кричала на классную руководительницу.

Я лишь годы спустя поняла весь ее ужас — не спасла, не уберегла… А сколько похожих случаев было?

В мои времена верить детской жалобе на человека старше было не принято. Ребенку немедленно затыкали рот — мол, не ври! Я видела, как приехавшая погостить племянница утянула из кошелька моей мамы три рубля.

Разумеется, мне не поверили, мне было пять, а ей — восемнадцать. Меня назвали брехухой и воровкой, и она еще утверждала, что это ОНА видела, как я украла деньги. Глядя на меня и не краснея.

На следующий день уже дедушка застукал нашу гостью обчищающую карманы его плаща. Вроде бы меня полагалось реабилитировать и передо мной извиниться, а еще лучше — намотать на свой взрослый ус? Но годы спустя мне сказали — думали, ты фантазируешь, дети всегда фантазируют.

Я сейчас листала пособие для родителей от какого то якобы супер-педагога блогерского разлива, и там черными пикселями по чуть розоватому экрану написано было — дети любят фантазировать, всегда готовы оболгать взрослого ради получения сиюминутной выгоды. Помните об этом.

Да, помните… Потому как черт с ним, с тремя рублями и с тем, что передо мной не извинились. По сравнению стем, что было у других — это цветочки. К моей пятнадцатилетней приятельнице лез хороший друг семьи, когда она пожаловалась на это, мама возразила — тебе, наверное показалось, а отец схватился за ремень.

На следующем семейном празднике из ванной, в которой этот пьяный друг семьи зажал девчонку, его вытаскивали два мужика, а кто оказался виноват? Разумеется, она. Глазки строила. Отец негодовал — мол, кого вырастили. Надя две недели по подружкам жила. Пока, наконец мама не сообразила — может быть, не все так однозначно? Может быть, дочка не зря жаловалась?

Через несколько лет дяденьку, кстати, посадили, по очень нехорошей статье (я уж боюсь ее упоминать, вдруг правилами это теперь запрещено).

А вот еще случай интересный был, тоже с одноклассником.

По одиннадцать лет нам тогда вроде было, или по двенадцать, короче, самое начало разгула деявностых. Пашка не стал звонить на работу родителям и в милицию, когда воры обчищали соседскую квартиру. На вопрос, почему молчал, ответил:

— Я вам говорил, что замок на двери в «тамбуре» сломал не я, а дядька. Вы мне не поверили, еще бы и сейчас сказали что я вор!

Так что верьте детям, господа взрослые. Уличить их во лжи всегда успеете, но для начала — поверьте.

Понравилось? Поделись с друзьями: