В Маше килограмма 93 веса, рост – 164: она жила простой, спокойной жизнью, но…

В Маше килограмма 93 веса, рост – 164. При всем желании она не вписывалась ни в какие стандарты. Что хуже, Машке точно было не известно, какой ей нужен...
В Маше

В Маше килограмма 93 веса, рост – 164. При всем желании она не вписывалась ни в какие стандарты.

Что хуже, Машке точно было не известно, какой ей нужен размер одежды. Консультанты в магазинах просто обходили её стороной и всем своим видом показывали, что чужие проблемы их не трогают.

Одевалась Маша на рынках, у бабуль и тётушек, которые на глаз подбирали бесформенные юбки и платья, больше похожие на парашют.

Маша не просто любила еду. Доходило до сумасшествия и мыслей о суициде, когда вдруг подступал голод. Грех не поесть в такие моменты.

Маша пыталась реализовать себя в сумо (надо же было сунуться куда-то со своими габаритами). Но первая же тренировка закончилась стрессом, так что пришлось успокаивать себя гамбургерами.

Хотелось ли ей похудеть?

Маша об этом не думала. А нет смысла думать о том, что невозможно, лучше съесть кусок пиццы.

Но, бывало, снился Машке сон: стройная она, подтянутая, в платье-мини, каблуки и почему-то на голове венок.

В общем, Машка похудеть не собиралась. Вот как стала толстеть в школе от стресса, так и ходит до сих пор.

А уже и замуж можно, и детей рожать. Об этом в 25 лет как раз пора призадуматься… Да разве это совместимо с 93 килограммами.

Из мужиков Машке нравился Леонардо ДиКаприо. Ну, и сосед сверху тоже немного нравился. Со спины он был похож на Леонардо.

В общем, мужики Машу не интересовали. Как-то не переживала она по этому поводу.

Счастью быстро пришёл конец.

К Машке заехала троюродная сестра Жанна и, держа за руку светловолосого худого ребёнка, попросила:

— Машка, по-человечески прошу, посиди с Мишкой, а я в Геленджик слетаю личную жизнь наладить.

— На сколько? – с бутербродом во рту уточнила Маша.

— Две недели. Или месяц. Это как повезёт.

Мишке лет 7 на вид, тихий, спокойный мальчик. Машка решила, что мешать он ей не станет.

— У меня сейчас отпуск, пусть поживет,- согласилась она.

Началось все с малого.

— Не хочу суп. – сказал за ужином Мишка, отодвигая тарелку. – Пельменей не хочу, салат тем более.

— А что будешь? – спокойно спросила Маша.

— Хочу пиццу с колбасой.

— Пиццы нет. Не хочешь – не ешь. Спи голодным. – решила проблему Маша.

В два часа ночи она проснулась от звонка в дверь. Курьер принёс огромную тёплую коробку с пиццей. Оказалось, с её телефона был заказ аж на 600 рублей!

Мишка мирно спал. Разбудить и дать ремня вроде как неправильно. Было решено провести воспитательную беседу прямо с утра. А к пицце она ощущала полное отвращение.

Но и утром времени на серьёзный разговор с ребёнком не осталось.

Вместо пасты в тюбике был шампунь, вода из душа не течёт, фен выдул пыль из муки. Выход оставался один – ремень.

Машка с ремнем в руках кинулась за Мишкой, а он шмыгал между кресел и диваном маневренно. А за ним бегать уже сил не хватало – отдышка одолела.

— Свинья, – сказала Машка.

— Кто бы говорил, жирная! –на безопасном расстоянии мальчик чувствовал себя уверенно.

Ох, знала бы Маша, что все это цветочки.

— Суп не буду, кашу не хочу, салат тоже. А особенно не хочу пиццу!

— А что тебе нужно? – злилась Маша, которой первый раз в жизни кусок в горло не лез.

— Пасту и наполеон.

— Если снова закажешь еду на дом, я тебя прибью. – спокойно предупредила Машка.

— Ты меня не поймаешь, корова, – протараторил племянник, одновременно уворачиваясь от подзатыльника.

В тот день Машка вспомнила, что такое плакать. Она давно не ревела, а тут слезы градом катились от обиды. Выдохнула. Утерла лицо полотенцем, заметила чёрные пятна на щеках…. В чем оно было?

К полудню Машка ходила тихо, как львица на охоте.

К вечеру интуитивно предчувствовала любую беду.

Шкафы теперь открывались осторожно, в полуприсяде. Закрылись так же – оттуда легко могла вылететь петарда. А уж на просто сесть на табурет уже становилось роскошью. Надо было проверить нет ли чего на стуле вроде клея или кнопок.

На Машку часто выпрыгивала заводная лягуха. Но к концу дня игрушка стала наименьше из зол. Перед сном у Машки в кровати взялась чья-то рука в крови. Тела не было. Машка стала колошматить ей по батареям, пока не сбежались соседи и не объяснили, что это просто шутка, резиновая часть тела.

Михаил улегся с чувством полного удовлетворения.

А Машка так и не смогла уснуть. Даже не вспомнила, что за день ничего не смогла съесть.

Через пару дней Мишку привели под руку тёти из службы опеки. Сообщили, что голодный ребёнок на улице просит еду и деньги.

— Это не мой ребенок, и он не может быть голодным!

— А чей, простите?

— Так, пройдёмте со мной к холодильнику. Только ничего тут не трогайте. На стулья не садитесь.

В холодильнике лежали запасы, которыми можно было снарядить экспедицию в Арктику. Правда, у всех продуктов вот-вот истечет срок годности, ведь новые Машка не покупала – аппетита нет. Но этого тётке знать ни к чему.

Тётка непонимающе почесала голову, открыла рот, чтобы высказать пару слов в Мишкину защиту, но к её ногам резко выпрыгала заводная лягуха. Тётя заорала и запрыгала, а Машка разрывалась от смеха.

Затем из угла кухни послышались пронзительные хлопки от взрыва петард. Тётка схватилась за сердце. А Машка спокойно ждала, пока она приедет в себя.

-С ложный ребёнок. – заключила Мария. – Папа с ними не живёт, мама по делам уехала в Геленджик.

— Займите его чем-то! В нашем клубе есть кружки по танцам, вокалу, папье-маше.

— Хорошо. – торжественно обещала Машка. – Только не завидую я вашему папе, как его там.

Мишка смеялся в подушку, лёжа на диване.

— Скотина ты такая, зачем побираться пошёл?

— Так ведь дают! – из карманов у Мишки торчали купюры разного номинала.

Ночью все было спокойно. Ну кроме звонка на мобильный и просьбе зарыть пару золотых в песочнице за домом, сказав заклинание. Эти шутки так надоели Маше, что она ругнулась матом и бросила трубку.

С утра пришёл сосед. Тот, который со спины как ДиКаприо. Машка томно вздохнула, но выдохнула, когда он начал орать, что его автомобиль закидали бомбочками, яйцами и ещё не понятно чем. Спереди сосед был вылитый Денис Клявер. А чай вдвоём Машке никогда не нравился.

— Я пока до машины дошёл, два раза упал! – он тряс перед Машкиным лицом грязными руками. – Пацаны во дворе сказали, что ваш оболтус все сделал!

— Он не мой оболтус!

— Ну и не мой же! – орал Леонардо Де Клявер–Почему именно мой автомобиль? Почему?

Машка впервые смогла изловить ребёнка и за ухо потащила к машине.

— Ну почему? – обречённо кричала она. – Причём тут эта машина?

— Потому что обычные люди на порше не катаются. Наверное, вы бандит. Аферист.

— Ну ты… — сосед замахнулся, но вовремя убрал руку в карман. – Хорошо. А если я скажу, что у меня своя частная клиника, ты не будешь больше трогать машину? Я ж не бандит.

— Буду. – спокойно ответил Миша.

— Ладно, а когда не будешь?

— Когда ты Машку в жены возьмёшь, чтобы у меня был дядя на порше!

Сосед что-то злобно бормотал, сел за руль и уехал на грязном авто.

— Охламон! Теперь меня точно никто в жены не возьмёт.

— Спокуха, сестрёнка, – попятившись назад сказал Мишка. – Я к твоим габаритам самых крутых чуваков погоню.

И с криком «сволочь» Машка кинулась за мальчишкой по дворам.

К вечеру случился пожар. Небольшой, но запомнится на всю жизнь. Мишка подпалил скворечник с балкона. Благо птенцов там уже не было. Не благо, что всю эту красоту Миша разбавил ещё и ватой. Совсем не благо, что Машка не смогла найти ключей в сумке, когда вернулась из магазина.

С этим пожаром она решила справиться сама. Схватила лейку у соседей и полезла по лестнице к балкону потушить этот беспредел. Толпа любопытных рассматривали, как Машка спасает дом от возгорание. Среди них – и белобрысый племянник.

Где-то к середине лестницы с Машки стала сползать юбка. Это странно, ведь юбки с неё никогда не сползали. За добрые 93 килограмма держалось все надёжно, железно. Но юбка все таки полетела на толпу, которая тут же отреагировала свистом и ором. Машке было неловко.

Скворечник она спасла, а затем через балкон попала домой. Под скакание дурацкой лягушки она искала одежду. На удивление все вещи оказались огромными. Отлично – теперь и носить нечего.

Маша запахнула на себе халат и с ремнем пошла на улицу.

Мишка играл с детьми в песочнице и кидал песком в детей. Мимо проходящая женщина пыталась повлиять на его поведение, но получила песком в лицо.

— Извините его, – заговорила Маша. – Никого у него нет, отца нет, мама уехала.

— А тётя дура! – закричал Миша.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Понравилось? Поделись с друзьями:
Добавить комментарий